Блог

Медитативные интерьеры самого модного в мире архитектора

3 июня 2019

Живая легенда, мастер дизайна и архитектуры, коллекционер, специалист по антиквариату, человек тонкого вкуса, адепт ваби-саби… Перечислять области, в которых Аксель Вервордт является экспертом, можно достаточно долго. Семидесятилетний бельгиец — суперзвезда в мире искусства и архитектуры. Волна интереса к нему среди молодой аудитории возникла после того, как журнал Vogue заглянул в новый дом Ким Кардашьян и Канье Веста — с аскетичным интерьером и практически полным отсутствием декора. Именно Аксель Вервордт был архитектором и идейным вдохновителем дома для самой известной пары в Америке. Рассказываем, кто этот человек, который научил Канье любить керамические вазы.

Аксель Вервордт

Аксель Вервордт родился в Антверпене в 1947 году в семье успешного продавца породистых лошадей и домохозяйки, устраивающий лучшие светские приемы в окрестности. Акселю с детства был привит прекрасный вкус, а главное — умение создавать вокруг себя красоту и наслаждаться жизнью. Его мама, когда Аксель был еще подростком, поразила всех членов семьи, выкупив в центре города обветшалое пространство, которое она умело отреставрировала по своему вкусу и с уважением к его истории, а затем удачно его сдала. С тех пор все члены семьи Вервордтов связали свою жизнь с архитектурой и дизайном.

Аксель начал покупать антиквариат уже в 14 лет. В 1960-е годы в Англии ввели налог на наследство и многие потомки не готовы были отдавать серьезные суммы за родовую живопись и столовое серебро и начали все распродавать. Скорее всего, подобного аттракциона неведомой щедрости, современная история больше не знала. Любимая легенда семьи Акселя Вервордта гласит, что Аксель купил за $2500 (по нынешнему курсу $30) не самую лучшую картину Рене Магритта, через пару лет продал ее за $50 000, о чем не раз жалел — сегодня цены на живопись Магритта стартуют от 3 млн долларов.

Но давайте вернемся к особенностям стиля Акселя Вервордта, поскольку он настолько уникальный, что стоит пролистать хотя бы один альбом с его работами и вы можете быть уверены, что отличите созданный им интерьер даже от интерьеров его последователей.

Идеальный дом в представлении архитектора и декоратора Акселя — это каменная пещера с огромным диваном обшитым экологичным серым или бежевым льном, над которым будет висеть абстракция за несколько сотен тысяч долларов, а порой, и за несколько миллионов. Любимые материалы мастера — камень (много камня!), глина, штукатурка, кирпич и дерево. В интерьере гостиной часто присутствует камин, будто бы заложенный еще 300 лет назад. Вообще, создать интерьер, в котором семья заказчика будто бы жила последние несколько веков — нескрываемая цель великого исполнителя. Любимые материалы, как правило, всегда необработанной формы. Если камень, то это огромный кусок, который привычно увидеть где-то в горной местности, но точно не дома. Если дерево, то только цельный массив бог знает сколько лет пролежавший в болоте.

Интерьер дома Канье Веста и Ким Кардашьян

К слову, интерьер Ким и Канье некая утрированная версия эстетики Акселя, будто бы сделанный не для жизни вовсе, а в качестве музейного пространства с его главным шедевром — самим интерьером. Можно смело предположить, что стерильность белоснежной обстановки отражает желание героев показать свой дом именно в таком виде — без разбросанных игрушек троих детей или ванную комнату без единой баночки с кремом. В действительности интерьеры Акселя, несмотря на аскетичное убранство, выглядят уютными — как средневековые замки, в которых на стене неожиданно появилась абстракция Сая Твомбли, пейзаж Ансельма Кифера и несколько чаш Раку, неприметно расставленных прямо на полу.

Кадр из шоу Дэвида Леттермана на Netflix, во время которого Канье Вест показывает ему свой новый дом, в том числе комнату с керамическими вазами

Основа философии Акселя как художника — преклонение перед силой пропорций (тут ему всегда помогает наука о золотом сечении) и изучение даосизма, дзен-буддизма, а также квантовой физики. Философию искусства и жизни, которые вышли из этих исследований, он называет «полнотой пустоты». Здесь же рождается его приверженность к ваби-саби, науке о японском эстетическом мировоззрении, исповедующей скромность, одиночество, натуральность, неподдельность. Ваби-саби характеризует способность воспринимать прекрасное и предметы искусства в своем естестве, без излишеств. Некрасивость — условна. Ощущение, которые дает тебе осязаемый предмет, важнее и ценнее его материальной значимости и внешнего вида. Вспомните цельный массив, который Аксель, кажется, использует в каждом своем интерьере в качестве столешницы. На нем будут видны неровности, сучки, трещины — лучшего примера ваби-саби и не найти.

Ошеломляющий эффект стал негласной визитной карточкой Акселя. Особенно это касается его отношения к предметам искусства. Сегодня сложно вспомнить, кто до него осмеливался так нагло смешивать эпохи и континенты. Шесть раз Аксель Вервордт становился куратором (правильнее будет сказать — взбалмошным домоправителем) Палаццо Фортуни (Palazzo Fortuny). Его кураторские выставки уже заняли свое почетное место в истории Биеннале. Четыре этажа венецианской готики оживали от предметов, расставленных и развешанных так, как у имеет только он. Древние африканские маски у него находятся в одном зале с картинами Баския, картина Лучо Фонтана будет висеть на шторе, экспозиция черных холстов будет в черном зале с приглушенным светом, белые — в белом, а где-то между всем этим спрячется комната с кристаллами от Марины Абрамович.

Фрагмент выставки в Палаццо Фортуни

Вершиной своего творчества Вервордт называет два объекта. Первый, это проект покупки и перестройки замка, история которого насчитывает 1000 лет, где Аксель сегодня живет со своей женой Май и сыновьями Диком и Борисом (они также занимаются империей «Вервордт»). Объект гордости номер два — обязательный к посещению после прогулки по Антверпену. Девелоперский проект Kanaal в пригороде Антверпена по праву называют архитектурным проектом десятилетия. Благодаря идеи и усилиям Акселя, сегодня на месте завода бывшей пивоварни и зернохранилища располагается целое «государство в государстве», с жилым комплексом, бюро и галерейными пространствами — с гигантской скульптурой Аниша Капура At the Edge of the World (1998) и цветовой инсталляцией Джеймса Тарелла, которую в народе прозвали «красной часовней». Промышленные здания, спроектированные и построенные исключительно для определенных целей. Некогда суровые стальные пространства получили вторую жизнь. Аксель счастлив. Все счастливы. Несмотря на то, что цены на недвижимость в Kanaal превышали цены на квартиры в центре Антверпена.

Вид на проект Knaal

Аксель Вервордт великий ныне живущий архитектор, коллекционер, арт дилер и настоящий фанатик своего дела. Аксель продолжает путешествовать по миру, собирая редкие произведения искусства (скульптуру Дваравати, алебастровые египетские вазы VII века до н. э., барочные немецкие ширмы XVII века, фламандскую живопись, крестьянское “бедное искусство” и проч.), выпускает арт-альбомы с подборкой осуществленных им проектов. Он продолжает принимать частные заказы на разработку интерьеров частных домов, в том числе, как он признался в одном из своих интервью, и в России.